Альпинисты Северной Столицы




Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования

 
Смотрите eurotour-group.ru тур прага-вена.

 

ГЕОГРАФИЧЕСКАЯ СЛАВА АЛЬПИНИЗМА

Биология плюс физика дает биофизику, медицина плюс география дают медицинскую географию, а география плюс альпинизм довольно часто дают географические открытия. Точно так же, как синтез разных наук оказывается плодотворным, плодотворен и тесный контакт (а иногда и синтез) науки географии со спортом — альпинизмом.

География — это наука действия, более того, как уточнил когда-то английский писатель Джозеф Конрад, — отважного действия. Вполне естественным поэтому представляется альянс деятельных и отважных географов и альпинистов. Итоги этого содружества великолепны!


Николай Леопольдович Корженевский

Начну не с такого уж давнего, но яркого примера. Профессор Ташкентского университета, доктор географических наук Николай Леопольдович Корженевский совмещал в себе таланты исследователя. Он с гордостью носил значок «Альпинист СССР». Около полувека изучал он горы Средней Азии и открыл выдающиеся географические объекты. В их числе хребет Академии наук (высочайший в СССР), один из семитысячников Советского Союза — пик Евгении Корженевской (7105 м), ледники Мушкетова и Фортамбек. Он определил и уточнил ряд высот, составил первый каталог ледников Средней Азии (278 ледников), занимался расшифровкой северо-западной части «белого пятна» Северного Памира. Настоящий научный подвиг.


Карта Памира Корженевского. 1910 год.

Украинского альпиниста М.Т. Погребецкого одинаково уважительно вспоминают и спортсмены и географы. Это он возглавил в 1929 году группу альпинистов-исследователей, проникшую в труднодоступный район Хан-Тенгри на Тянь-Шане, и до 1931 года неутомимо вел там топографическую съемку. В 1930 году группа молодых энтузиастов-альпинистов — Г.П. Суходольский, В. Ф. Гусев и Н. Н. Михайлов (впоследствии известный писатель, кандидат географических наук, автор потрясающей автобиографической повести «Черствые именины») проникла в тот же район и провела исследования на леднике Северный Иныльчек. Именами этих деятельных и отважных исследователей сейчас названы три вершины в Тянь-Шане.

С 1932 по 1938 годы врач, профессор А.А. Летавет возглавлял сначала альпинистскую группу, а потом и экспедицию Московского дома ученых. Экспедиция открыла в Тянь-Шане ряд пиков высотой 5800-5900 м в хребте Кокшаал-тау и ледников, названных именами географов и путешественников Григорьева, Пальгова, Корженевского. (Главное – экспедиция А.А. Летавета, будущего академика, в 1938 совершила первовосхождение на п. Победы, который тогда был назван пиком «20-летия ВЛКСМ», 7439 м – прим. ред.).

Была разрешена также загадка одной из вершин как раз в том районе, где мне приходилось работать — в северо-западной части Памира. Еще в 1928 году немецкие альпинисты и гляциологи заметили вершину, высота которой была определена в 7500 метров. Исследователи сочли, что это пик Гармо, расположенный на отроге хребта Академии наук .


Карта ПАМИРА. 1928 год.

В 1928 году на Памире начала работу Таджикская Комплексная Экспедиция (ТКЭ) Академии наук СССР под руководством Н.П. Горбунова и Н.В. Крыленко. Оба они, помимо всего были и альпинисты. В экспедиции приняли участие О.Ю. Шмидт (в 1928 году), а также Е.М. Абалаков (альпинист), Н.Л. Корженевский (географ), И.Г. Дорофеев (геодезист). Вот Дорофеев то и определил ошибку: обработав результаты фототеодолитной съемки в системе хребта Петра Первого, он установил, что пик Гармо и пик 7495 м — разные вершины. (Это не верно! Окончательная точка в разгадке «Узла Гармо» бала сделана в 1932 г. ленинградской группой: проф. А.В. Москвин (рук.), Ю.В. Вальтер, А.А. Солдатов и П.А. Траубе, Б.И. Фрид и В.Д. Недокладов (в составе ТКС). В их честь на картах Памира (под северными склонами пика Коммунизма) появились новые ледники: Москвина, Вальтера, Траубе и Солдатова. Подробней читайте: статьи ПОСЛЕДНЕЕ «БЕЛОЕ ПЯТНО» ПАМИРА и В КРАЮ ЗАГАДОЧНЫХ ВЕРШИН во 2-м томе книги «Альпинисты Северной столицы». Первоисточники – Г. Калинин «Фортамбек и его вершины», 1983, Ташкент; Ю.В. Вальтер: в журнале «Памир», №11, 1983. А Дорофеев всегда отличался своей амбициозностью… – прим. ред.)


Бассейн л. Москвина. 1932 год.

Этому сначала не поверили. Исследователи отправились к горному узлу по долине Оби-Хингоу. Расспросив жителей кишлака Пашимгар (самого верхнего населенного пункта этой долины), они убедились в том, что Дорофеев прав: местные жители называли именем Гармо совсем не ту, семи с половиной километровую вершину, а другую, меньшей высоты (6595 м) и расположенную южнее, как и предполагал Дорофеев. Просто при непосредственном подходе к горному узлу с запада, со стороны Оби-Хингоу, вершина 7495 м закрывалась контрфорсами хребта Петра Первого, чем и была порождена ошибка. Эта вершина — высотный полюс нашей страны — пик Коммунизма. (В 1932 – пик «Е», далее был переименован в пик Сталина  – прим. ред.).


Пик е - пик Сталина. Фото Вальтера. 1932 год.

Помимо расшифровки этого географического ребуса, ТКЭ (впоследствии – Таджикско-Памирская экспедиция — ТПЭ) за три года (1931-1933) открыла 24 вершины высотой более 6000 м, 20 ледников, в том числе ледник Академии наук, впервые выполнила топографическую съемку (все тот же И.Г. Дорофеев) долин Ванча, Язгулёма, Танымаса и Муксу, установила истинные размеры ледника Федченко (опять Дорофеев!), длину хребта Академии наук (108 км) и сделала многое другое, еле уместившееся во многих томах трудов экспедиции. Ее участник – геолог (впоследствии – академик) Д.И. Щербаков писал: «...работы геодезистов, астрономов, геологов... проводились в суровых условиях высочайших хребтов, рассеченных глубокими ущельями с бурными речками и ледяными языками в верховьях и требовали особой технической помощи.., которую могли оказать альпинисты, тренированные и привыкшие к долгому пребыванию на больших высотах». (Сб. «Побежденные вершины». М., Изд-во «Физкультура и спорт», 1972).

Помимо расшифровки этого географического ребуса, ТКЭ (впоследствии — Таджикско-Памирская экспедиция — ТПЭ) за три года (1931-1933) открыла 24 вершины высотой более 6000 м, 20 ледников, в том числе ледник Академии наук, впервые выполнила топографическую съемку (все тот же И.Г. Дорофеев) долин Ванча, Язгулёма, Танымаса и Муксу, установила истинные размеры ледника Федченко (опять Дорофеев!), длину хребта Академии наук (108 км) и сделала многое другое, еле уместившееся во многих томах трудов

Чтобы закончить этот сюжет, укажу, что в 1958 году И.Г. Дорофеев в 60-летнем возрасте снова приехал на Памир из Симферополя и прошел весь ледник Федченко с повторной съемкой. Альпинист остается альпинистом, а исследователь — исследователем, что в полном объеме отражено в его интересной книге «В сердце Памирских гор» (М., «Мысль», 1980).

Альпинистом, хотя и без разряда, был и известный памирский геолог Сергей Иванович Клунников (погиб во время Отечественной войны). О нем до сих пор ходят на Памире легенды. Осталось уже мало людей, знавших этого замечательного человека лично, но все, кто помнит его, рассказывают о нем как о выносливом горнопроходчике и талантливом исследователе. Это он открыл пик Патхор (6080 м) в Рушанском хребте и ледник Маяковского в Шахдаринском, уточнил орографию Шугнанского хребта и высоты пиков, которые предложил переименовать в пики Маркса и Энгельса (6726 и 6510 м).

Географическим подвигом назвал Ученый совет Географического общества СССР открытие пика Победы (7439 м) на Тянь-Шане в 1943 году. Это сделала экспедиция топографов и геодезистов, в числе которых были и альпинисты. Преодолевая трудности (физические и нравственные: не забывайте, что шла война), экспедиция собрала обильные материалы геодезических наблюдений, фототеодолитной и аэрофотосъемки. Обрабатывая эти данные, участники экспедиции определили высоту двух ранее неизвестных пиков: 7439 и 6873 м. Первая вершина была названа пиком Победы, вторая — пиком Военных Топографов. За это географическое открытие четверо основных участников топографических работ (П.Н. Рапасов, В.И. Рацек, Н.Я. Гамалеев и А.М. Арутюнянц) были удостоены золотой медали и премии имени П.П. Семенова-Тянь-Шаньского Географического общества СССР.

Владимир Иосифович Рацек – альпинист, заслуженный мастер спорта, кандидат географических наук, доцент, в последние годы жизни — заместитель Главного ученого секретаря Академии наук Узбекистана. Этот исследователь, спортсмен и организатор внес огромный вклад в географическое изучение гор Средней Азии. Он принимал участие в экспедиции, открывшей хребет Меридиональный на Тянь-Шане, десятки новых вершин, ледников, перевалов. Его перу принадлежат несколько книг и десятки статей, в частности, о динамике современного горного оледенения. Это уже не просто альянс, а настоящий синтез науки и спорта, географии и альпинизма. С 1981 года на картах Памира числится пик Рацека высотой 5800 метров.

В 1946 году одна из альпинистских экспедиций уточнила орографию Центрального Тянь-Шаня, составила подробную карту района и открыла пик Игнатьева. Другая экспедиция альпинистов (Е.М. Абалаков, Е.А. Белецкий и др.) в том же году провела исследования на Памире в районе Рушанского, Шугнанского и Ваханского хребтов. В итоге была составлена схема оледенения этого района, открыты: пик, которому присвоили имя Клунникова, ледник, также получивший имя Клунникова, перевал Пограничников в районе пика Маркса. Через год эта же группа альпинистов обследовала пики Маяковского (6096 м) и Берга (6093 м) на Памире. Другая альпинистская экспедиция в 1947-1948 годах сделала ряд важных открытий и исследований на стыке хребтов Петра Первого и Академии наук: описаны пики Москва (6785 м), Ленинград (6507 м), 30-летия Советского Государства (6447 м), пики Ошанина, Липского, Шокальского, Шмидта, Маркова, Щукина, Герасимова, Григорьева и другие. Впервые было положено на карту Памирское фирновое плато (около 6000 м) между пиками Москва в хребте Петра Первого и Коммунизма в хребте Академии наук. Уточнена была и орография стыка этих хребтов.

В те же годы на Кавказе альпинисты внесли существенные изменения в орографическую схему Суганского хребта в пределах Большого Кавказа. А совсем недавно, в 60-х годах, спелеологи и альпинисты-скалолазы открыли в верховьях р. Хосты на Кавказе глубочайшую в СССР карстовую пещеру-пропасть «Назаровская» глубиной 368 и длиной 994 метра.

А теперь давайте мысленно снимем с карты хотя бы только перечисленные здесь географические объекты, открытые альпинистами (или с их помощью) за советское время (а перечислил я далеко не все, конечно). И вы увидите, что карта гор сразу обеднеет, исказится, вернется в первобытное состояние начала века. Из школьных учебников пришлось бы изъять знакомые каждому мальчишке хребет Академии наук, пики Коммунизма и Победы. Ледник Федченко принял бы на карте скромные размеры в треть своей истинной длины, а орографическая схема, лишенная всех уточнений, сделанных альпинистами, исказилась бы до неузнаваемости. Этот искусственный прием (открытого уже не закроешь!) нужен только для того, чтобы показать масштаб вклада, сделанного альпинистами в географию.

 АЛЬПИНИЗМ И ГЕОГРАФИЧЕСКАЯ НОМЕКЛАТУРА

Читая карту гор, мы все время встречаем на ней имена исследователей, первооткрывателей, альпинистов, видных государственных деятелей, иногда покровителей — меценатов, администраторов, а то и просто родных и близких первооткрывателей. В старину практика присвоения названий вершинам никак не была упорядочена, и каждый покоритель мог назвать безымянную вершину так, как ему хотелось. Новое название появлялось на карте и признавалось «де-факто». Так сказать, «крестными отцами» большинства вновь открытых вершин оказывались именно альпинисты. Предыдущие страницы — достаточная иллюстрация этого тезиса. Особый простор для такого творчества открывался в малоисследованных горах. Если на Кавказе давно поименованы все мало-мальски заметные вершины, то на Памире до сих пор имеется около сотни вершин – шеститысячников, не имеющих никаких названий. Причин тому много: не только уровень исследований (в конце концов, все эти вершины нанесены на карту, следовательно — известны), но и топонимические традиции сыграли здесь немалую роль. На засушливом Памире хозяйственная жизнь населения издавна связана с поясом искусственного увлажнения, то есть с дном и бортами долин. Поэтому даже мелкие урочища в долинах имеют четкие названия, В соответствии с советскими топонимическими традициями (предпочтение всегда отдается местному названию) все эти объекты на картах названы так, как называет их местное население. Иное дело — верхние ярусы гор. С ними экономика памирцев обычно мало связана, а поэтому многие, не только вершины, но и горные хребты не имеют местных названий. Вот альпинисты и стали заполнять этот вакуум на картах.

В общем-то, это совсем неплохо: обычно вершины получали имена достойных людей. Но отсутствие регламентации привело к тому, что из-за несогласованности стали появляться синонимы. Сейчас порядок присвоения имен географическим объектам определен достаточно четко: название становится законным и учитывается на государственных картах только на основании постановлений правительства республики, на территории которой находится «окрещенный» объект, а Президиум Верховного Совета учитывает рекомендацию Географического общества на этот счет.

В самое последнее время одному из шеститысячников Памира присвоено имя народного поэта Таджикистана Мирзо Турсунзаде, другому — пик «Олимпиада-80». Мне, как врачу, приятно сообщить читателям, что в год 1000-летия со дня рождения великого таджикского ученого-энциклопедиста Абуали ибн-Сина, альпинисты поднялись на носящий его имя пик в труднодоступном районе Памира.

Но традиции живучи: до сих пор на альпинистских картах-схемах иной раз встречаются обиходные названия вершин, перевалов, ледников, не утвержденные надлежащим образом и отсутствующие на государственных картах.

Индийская топографическая служба принципиально не дает горным пикам имена людей, даже выдающихся. Соответственно, высочайшая вершина планеты и получила в XX веке название Джомолунгма, вместо ранее присвоенного ей имени английского топографа, председателя Геодезического комитета Индии генерала Джозефа Эвереста.

Заслуженный мастер спорта альпинист П.С. Рототаев подразделяет все наименования горных вершин на следующие группы: по учреждениям и организациям (ник Ленинградского Университета и пик Таджикского Университета в Ваханском хребте), по юбилеям (пик 30-летия Советского государства) и последняя — персональные названия. Эту классификацию можно дополнить также группой названий, основанных на важнейших событиях (пик Победы) и понятиях (пик Коммунизма). Так или иначе, географическая номенклатура упорядочивается, а номенклатурное творчество альпинистов дисциплинируется.

   

Copyright (c) 2002 AlpKlubSPb.ru. При перепечатке ссылка обязательна.